Год:
2015
Месяц:
Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Я помню: дорога жизни

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не   забылась та война:

Ведь эта память —  наша совесть.

 Она, как сила, нам нужна.

Ю. Дорохов

Моя бабушка – Нина Ивановна, пережила одно из самых тяжелых испытаний военного времени - блокаду Ленинграда! Один из красивейших городов мира с неповторимыми произведениями архитектуры, живописи, скульптуры, чудесными памятниками, прекрасными садами, парками и музеями, являющимися гордостью нашей страны, в годы Великой Отечественной войны был подвергнут опасности полного уничтожения. Однако его жители, несмотря на  тяжелейшие  испытания, проявили неслыханное мужество и вышли победителями из ада.

Моя бабушка вспоминала, как в июле 1941 года фашистские войска окружили город Ленинград со всех сторон...

Все понимали, что захват города на Неве нужен был фашистскому руководству для поднятия духа своей армии и союзных с ней государств. Для нашей страны потеря Ленинграда во всех отношениях вела к осложнениям стратегической обстановки. В случае захвата города нашим войскам пришлось бы создавать новый фронт для обороны Москвы с севера. Кроме того, неизбежно был бы потерян Балтийский флот.

Положение Ленинграда к осени стало крайне опасным. В сентябре сообщение с Большой землей могло осуществляться только через Ладожское озеро. Ленинград оказался в блокаде. Это время моя бабушка Нина Ивановна всегда вспоминала со слезами на глазах.

Сестра моя, товарищ, друг и брат,

Ведь это мы, крещеные блокадой.

Нас вместе называют - Ленинград.

И шар земной гордится Ленинградом.

Эти строки из «Февральского дневника» Ольги Берггольц бабушка до сих пор помнит наизусть.

Вскоре после того, как замкнулось кольцо блокады, родилась идея постройки ледовой автомобильной трассы через Ладожское озеро, или Дороги жизни, как называли ее ленинградцы. Задумана была Дорога жизни смело, отчаянно, с истинно русским размахом. Протяженность ее составляла более трехсот километров. Из них лишь пятая часть была пригодна для машин, всю остальную трассу надо было строить. Суровая действительность блокадной жизни требовала немедленных действий. И без того маленькие хлебные нормы населению города и бойцам переднего края обороны были сокращены, запаса муки в городе оставалось всего на одну неделю. Впереди маячил страшный голод. Семья моей бабушки сильно бедствовала и голодала. За лишний кусок хлеба было распродано практически все имущество. Но и этого было недостаточно.

В начале ноября началось сооружение трассы. Бок о бок с армейскими саперами трудились тысячи колхозников из соседних деревень. Они рубили лес, настилали бревенчатые части через забо­лоченные незамерзающие участки, подвозили щебенку и песок. Люди понимали, что в осажденном Ленинграде жители умирают от голода. Сердца их сжимались от боли, когда они вспоминали об осажден­ных. Свои собственные беды переживали стойко. Ладога была коварна. Ледна озере был тонок, с промоинами. Нельзя было развести огонь, чтобы погреться. Штормовые ветры уносили людей по льду. Их разыски­вали, доставляли в холодные палатки, спасали как могли. Те, кто оставался в живых, снова вставали в строй.

Дорог строили несколько, чтобы в случае бомбардировок можно было маневрировать по льду. К сожалению, ледостав на Ладоге прихо­дится на середину декабря. Но ждать дальше было нельзя! В Ленинграде с каждым днем появлялись новые жертвы дистрофии. Бабушка сама едва находила в себе силы, чтобы работать. К счастью, ждать пришлось меньше. Ранние морозы заставили свернуть работы, но они же помогли ускорить ледостав. Невзирая на опасности, снарядили разведыва­тельный отряд, который первым проложил путь по тонкому льду.

Страшный путь!

Ты в блокаду меня ведешь,

Только небо с тобой, над тобой высоко

И нет на тебе никаких одежд:

                             Гол как сокол.

Главным героем в жизни бабушки был майор Алексей Можаев, который первым проложил этот путь. Странно выглядел этот одинокий всадник в полушубке и валенках, скачущий ни свет ни заря по озерной равнине. За четыре часа он сумел пересечь озеро. Его появление на другом берегу было радостной неожиданно­стью для всех. В тот же день, 19 ноября 1941 года, первые обозы с хлебом прибыли на западный берег. Дорога жизни была пробита.

Из-за Ладоги солнце движется

Придорожные лужи сушить.

Глубоко в это утро дышится,

Хорошо в это утро жить.

Ездовые обозов честно выполняли свой солдатский долг. Многие из них пожертвовали своей жизнью, спасая жителей Ленинграда от голод­ной смерти. Почти ежедневно обозы нарывались на бомбежку, на пулеметный обстрел с вражеских «мессершмиттов». Бывало и так, что измученные лошади с обледеневшей сбруей и седыми гривами, проплутавв безлунную ночь по озеру, возвращались наутро назад, привозя закоченевшие трупы погибших ездовых.

Страшный путь!

Ты на пятой версте

Потерял для меня конец,

И ветер устал над тобой свистеть,

И устал грохотать свинец...

Для охраны дороги армейские части организовали круглосуточные патрулирования подступов к озеру. Зенитные батареи ПВО освоили удобные позиции не только на берегах Ладоги, но и на самой Дороге жизни. Последующие события подтвердили, что все эти меры были отнюдь не напрасной предосторожностью. Немецкое командование сделало все, что могло, для перехвата ледовой трассы. Но, несмотря на постоянные обстрелы и бомбежки, наши воинские части готовились к автомобильным перевозкам. Угрюмый берег неузнаваемо изменился, стал похож на многолюдный трудовой лагерь. Ярко пылали костры, возле которых грелись озябшие водители и дорожники. Все прибрежные леса вокруг были заполнены автомашинами, готовыми ехать на помощь ленинградцам, в том числе и моей бабушке.

Большое грузовое движение на Ладоге открылось. Военно-автомо­бильная дорога № 102, связавшая Ленинград с далеким Подборовьем, куда доставлялось продовольствие со всех концов страны, начала дей­ствовать.

Со слов бабушки, немало безмолвных трагедий разыгрывалось в те дни на озере. Машины проваливались и уходили под лед, где он был тонок. Настоя­щим бедствием был пронзительный северный ветер - знаменитый ладож­ский сиверко. Стоило ему задуть, как все вокруг покрывалось белой пеленой, не было видно даже человека, шагавшего рядом.

Но самым страшным были налеты вражеских самолетов:

Эй, шоферша, верней выруливай!

Над развилкой снаряд гудит.

На дорогу не сбитый пулями

Наблюдатель чужой глядит...                                   

Несмотря на все нечеловеческие трудности, Дорога жизни жила. По ней вывозили из Ленинграда ослабевших людей, раненых, по ней завозили продовольствие, медикаменты. По ней двигались для спасения города воинские части. Ничто не могло остановить наших людей на пути к спасению Ленинграда. Девятьсот дней блокады выдержал Ленин­град благодаря мужеству и героизму жителей этого города и тем, кто пришел к ним на помощь по Дороге жизни:

Мы вырвались из этой длинной тьмы,

Прошли через заслоны огневые.

Ты говорила: «Каменные мы!»

Нет, мы сильнее камня, мы - живые!

Живой осталась и моя бабушка Нина Ивановна Ованесова.  В свои 26 лет она вынесла это тяжелейшее испытание судьбы. Из поколения в поколение мы храним в памяти суровые годы войны, о которых нам рассказывала бабушка, и помним, какой ценой досталась Победа!

Анастасия Владимировна Баканова, ведущий специалист-эксперт правового направления Межмуниципального отдела МВД России «Минусинский»

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России