Год:
2015
Месяц:
Февраль

Вячеслав Злобин: от ППС до дежурной части

Для Вячеслава Злобина 1994 год стал судьбоносным. В мае он вернулся из армии. Планировал устроиться в тепличный совхоз, где работал до службы. Там его знали как ответственного дисциплинированного работника, поэтому сказали, что возьмут обратно без проблем. Но, видимо, у жизни были на него другие планы. Перед тем как устроиться в тепличный, парень пошёл в паспортный, чтобы обменять военный билет. Вот тут-то сотрудница паспортного стола и сказала ему, что как раз сейчас набирается взвод ППС (патрульно-постовой службы). Нужны были ребята, которые прошли армию. Идея поработать в милиции показалась Вячеславу интересной. Если не понравится, всегда можно уйти! Поэтому парень решил рискнуть, даже не подозревая, что новая работа станет судьбой.

«ЛИХИЕ ДЕВЯНОСТЫЕ»

Вячеслав Злобин пришёл в милицию в «лихие 90-е». Первым ярким впечатлением от работы стал рейд по дачам, который проходил в рамках оперативно-профилактического мероприятия против дачных краж. Дело было по осени в Маганском сельсовете. Вячеслав только вернулся с курсов первоначальной профподготовки. Это было его первое «дело».

- Было интересно наблюдать, как работают старшие товарищи,- рассказывает Вячеслав. - Сначала мы обходили весь дачный массив, смотрели, в каких домах горит свет, где топятся печки. Нашли разворованную дачу и тут же по «горячим следам» вышли на преступников. Обнаружили их на ближайшей платформе. Вместе с рюкзаком, полным украденной домашней утвари, отправили их в дежурную часть.

Вячеслав вспоминает: в те времена работа в ППС была очень яркая и сложная. Как раз был развал страны. Экономическая нестабильность, повсеместный стресс,  разгул преступности - всё это сильно отражалось на работе сотрудников правоохранительных органов.

- Заступая на службу, никогда не знал, откуда могло «прилететь», - рассказывает Вячеслав. - Однажды нас вызвали на «семейные разборки». Муж побил жену, после чего спрятался от нас в подвал. Мы спустились туда. Я шёл последним. В какой-то момент чувствую: кто-то меня толкает в спину. Оборачиваюсь… а там этот мужик. Пьяный. Мы его, естественно, взяли. Отвезли в медвытрезвитель. Оформили всё как положено, а утром, когда я со смены уходил, то в своём бронежилете несколько ножевых дырок обнаружил. До меня только тогда дошло, что там, в подвале, мужик меня ножом несколько раз в спину пырнул. Спас бронежилет. Это, слава Богу, что нас всегда обязывали носить их на службе.

И таких приключений, увы, хватало. Причём не только в работе ППС. В 1995 году Вячеслава Злобина переводят в ГНР - группу немедленного реагирования. Она первая выезжает на место происшествия (ещё до следственной группы). Здесь тоже бывало всякое. Однажды в одной из деревень возник семейный конфликт. Ранее судимый сын подвыпил, устроил дебош. Родственники вызвали милицию. Сразу забрать смутьяна не получилось. Оказал сопротивление. Сначала разбил вазу и осколком порезал милиционера, а затем и вовсе схватился за топор. Пришлось делать предупредительный выстрел.

- По сравнению с сегодняшнем днём, в 90-е стреляли чаще, - вспоминает Вячеслав,  - правда, в основном оружие использовалось во время погони против транспортных средств.

Времена были непростые, вдобавок в милиции не хватало людей. Экипаж ППС порой составлял только два человека.

- Помню, работали с напарником вдвоём. Он командиром  отделения был. Берёшь рацию, автомат, фонарик и в одиночку ночью обходишь гаражи. Напарник страхует в машине - прислушивается, когда вверх выстрелю.

Несмотря на всю серьёзность работы, бывали в практике Вячеслава и курьёзные ситуации. Например, однажды (работая ещё в ППС) они объезжали микрорайон ГЭС.

- Дело было зимой часа в 2-3 ночи, - рассказывает Вячеслав Злобин. - Патрульная машина едет медленно, чтобы мы успевали нормально по сторонам осмотреться. Внезапно вижу - на снегу что-то блестит. Остановились. Вышел посмотреть - лежит шоколадка. Поднимаю голову - в нескольких метрах от неё - другая. Затем третья. Вот так я по этим шоколадкам и догнал одну пару, которая в ночи везла на санках дырявый мешок со сладостями. Это из него шоколадки и высыпались. Как потом выяснилось, эта пара взломала ларёк, «сладкую» добычу сгрузила на санки, но до дома украденное так и не довезла.

В 1997 году Вячеслава Злобина назначают командиром отделения ППС. На тот момент из изначально принятых одновременно с ним в 1994 году десяти ребят в ППС остался он один. Два года работы на новой должности - и уже другое назначение. Весной 1999 года Вячеслава  переводят в экспертно-криминалистическое отделение.

САМАЯ СТРЕССОВАЯ РАБОТА

- Это была во всех отношениях новая для меня работа. В мои обязанности входил выезд в составе следственно-оперативной группы в качестве эксперта. Собирал улики на месте преступления. Между выездами кодировал дактило-карты, вносил следы пальцев с места происшествия в электронную базу.  В месяц стабильно три-четыре преступления раскрывалось именно по этим отпечаткам, - вспоминает Вячеслав. - Единственное, раньше приходилось ждать результатов сопоставления «пальцев» примерно сутки. Компьютер очень медленно работал. Сейчас анализ отпечатков пальцев идёт гораздо быстрее.

Как ни странно, но именно работа эксперта оказалась для Вячеслава самой стрессовой за все годы работы в правоохранительных органах. А всё потому, что каждый раз приходилось детально изучать место происшествия.

- Всякое довелось повидать. Хуже всего, когда выезжаешь на место происшествия, а там, например, погиб ребёнок. Несчастье на ровном месте. Очень тяжело на это смотреть.

Впрочем, ситуации были разные.

- Помню, в 2000 году нас вызвали на угон «газика».  Дело было на территории строительного магазина. К сторожу пришёл друг, который и увидел, что злоумышленник пытается угнать машину и даже вступил с ним в схватку, но отвоевать машину ему, увы, не удалось. Правда, «газик» уехал недалеко: его нашли в кювете на трассе Железногорск - Красноярск. Но факт угона был налицо. При осмотре машины я обнаружил следы проникновения со стороны водительской двери. Кто-то смог опустить стекло. А когда допрашивали свидетеля (того, что пытался предотвратить угон), я заметил у него во внутреннем кармане отвёртку. Как потом выяснилось, со следами краски как раз с дверцы «газика». То есть мужик сам же и угнал машину. Но на этом наши приключения не закончились. Подозреваемого надо было срочно отправить в милицию, но как назло нам звонит дежурный и говорит, чтобы мы срочно ехали в Тартат - какое-то серьёзное происшествие. Не брать же подозреваемого с собой! Тогда пришлось сделать «ход конём»: преступника связали, приставили к нему в качестве охраны девчонку-следователя и посадили в попутку. Нам повезло: согласился помочь крепкий водила, хороший мужик. В целости и сохранности доставил и преступника, и его «охрану». Потом наш начальник сам отзвонился, сказал, что «посылку» получил, - рассказывает Вячеслав.

За время работы в полиции Вячеслав Злобин успел окончить техникум, поступить в вуз. В начале двухтысячных годов его перевели работать в уголовный розыск.

ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО СНИЛСЯ…

- Специфика работы в уголовном розыске такова, что работаешь с утра и до упора. Уйти с работы в  семь часов вечера или полвосьмого - это почти нереально. Я работал по Берёзовке. В основном разбирался с домашними кражами. Запомнилось первое раскрытое преступление. Это было в 2001 году. В квартире было совершено открытое хищение. Дома был подросток. Грабитель в наглую зашёл в квартиру и забрал бытовую технику. Соучастники ждали его в машине. Уже на следующий день  все обстоятельства преступления были известны. Соучастники задержаны сразу, а сам грабитель - через сутки. Ещё в памяти остался случай, когда в милицию позвонил мужчина и сообщил, что у соседа по даче на огороде как-то странно лежит снег. Всё поле покрыто снегом ровно, а в одном месте снега почти нет. Всё бы ничего, но по форме этот клочок земли подозрительно напоминает свежевырытую могилу.

Мужчина не ошибся. Землю раскопали и нашли там тело девушки.  Тут же провели розыскные мероприятия. Задержали подозреваемых.

Сначала мужик в отказную пошёл, но его выдали мозоли от лопаты на руках, а также занозы от этой лопаты. Выяснилось: выпивали в компании, девушка была случайной знакомой. Слово за слово - поссорились. Мужик в сердцах и убил девчонку кочергой. Потом вместе с собутыльниками её труп в огороде и закопали.  Так что всякое бывало, - вздыхает Вячеслав. - Дело даже с суицидником однажды пришлось иметь. Парень из-за большой любви к девчонке со столба решил сброситься. Холод, помню, стоял жуткий. Зуб на зуб не попадал, а уйти погреться в машину нельзя - разговаривать с человеком надо, чтобы в себя пришёл. Уйдёшь - он решит, что и в правду никому не нужен. Не дай Бог, сбросится. Хорошо, что всё-таки удалось отговорить его от самоубийства. Правда, потом, как снять несостоявшегося самоубийцу с этого столба, не знали. Парень к нему фактически примёрз. МЧСники помогали снимать.

За спасение парня от самоубийства Вячеслав Злобин был впоследствии приставлен к награде. Ему вручили медаль за проявленный профессионализм по недопущению суицида.

Всего за годы службы Вячеслав получил три медали «За отличие в службе» (первой, второй и третьей степеней), медаль 85-летию ППС, нагрудный знак на 200-летие МВД, нагрудный знак на 85 лет уголовному розыску.

В 2011 году начальник полиции предложил Вячеславу перейти на новую должность. И снова в несколько другой сфере. Его назначают начальником дежурной части.

ПОЗЫВНЫЕ «02»

- Специфика должности начальника дежурной части полиции заключается в том, что обязанностей - вагон и маленькая тележка, - говорит Вячеслав Злобин. - Руководство ГУВД напрямую заинтересовано, чтобы в дежурной части была на максимально высоком уровне материальная база (это и дежурные машины, и оргтехника и т.д.). Чтобы сотрудники правоохранительных органов могли оперативно реагировать на вызовы. Одна из главных задач - своевременно подавать заявки на выделение новой оргтехники, автомобилей и т.д. Об этом надо думать заранее, ведь бюджет планируется фактически за год. Нужно всё предусмотреть. Кроме этого надо постоянно «держать на пульсе» и работу дежурных. Следить, чтобы они приходили на работу отдохнувшими, потому что смены тяжёлые. Дежурный постоянно находится в напряжении. Ведь необходимо не только принять сообщение, но и зарегистрировать его, внести в электронную базу данных, правильно квалифицировать, на какое место происшествия в первую очередь направить наряд полиции. К тому же есть определённые преступления, сообщение о которых необходимо тут же направить в ГУВД края (оттуда сообщение идёт в Москву). Помимо всего этого дежурный выдаёт гражданам справки о наличии - отсутствии судимости, проводит добровольное дактилоскопирование  граждан. В общем, работы у дежурного хватает.

Ещё один немаловажный момент в работе начальника дежурной части: в его ведомстве находится сразу два разноплановых муниципальных образования - город Сосновоборск и Берёзовский район.

- Дежурной части гораздо легче работать с Сосновоборском. Потому что в городе всё расположено достаточно компактно. Чего не скажешь о Берёзовском районе, чья площадь превышает размеры южной Осетии, - объясняет Вячеслав Злобин. - Район очень размашистый. Дороги, к сожалению, далеко не везде хорошие. Именно поэтому прибытие оперативно-следственной группы на место преступления порой занимает определённое время. Немаловажным фактором здесь также становятся погодные условия и время  суток.

Анализируя работу дежурной части за последние годы, Вячеслав Злобин отмечает, что стало поступать гораздо больше звонков. За последние девять месяцев их количество увеличилось на 1200!

- Это очень много! Но самое обидное, что на глазах растёт количество сообщений, которые изначально не имеют в себе состава преступления или административного правонарушения. Люди сообщают в дежурную часть обо всём на свете: отключили свет, холодные батареи и т.д.  Поток информации просто огромен. При этом люди часто обижаются на нас: вызвали полицию, а они приехали только через два часа! И мало кто задумывается, что в это самое время на другом конце района муж, например, избивает жену. И там помощь полицейского куда нужнее.  Потому что, исходя именно из степени тяжести преступления, дежурный, в первую очередь, и направляет оперативно-следственную группу. К сожалению, граждане часто забывают, что дежурная часть имеет в своём распоряжении ограниченное количество оперативно-следственных групп. Порой физически не получается быть в нескольких местах одновременно, - рассказывает Вячеслав. - Часто такие накладки, например, происходят с машиной из морга. Она одна на весь район. Люди иной раз обижаются на дежурного: в семье горе - умерла бабушка. А машина за телом смогла приехать только через пару часов. Но дежурный вынужден оперативно и профессионально решить, куда ему в первую очередь направлять технику и людей. Например, в то же самое время на трассе произошла серьёзная авария. Естественно, что в первую очередь он направит машину туда. Здесь, безусловно, уже прослеживается наша профессиональная деформация. Поскольку дежурному каждый день приходится сталкиваться с горем людей, то уже стараешься не принимать всё близко к сердцу. Иначе просто сойдёшь с ума.  Это как работа хирурга. Если он будет относиться эмоционально к каждому пациенту, то просто не сможет сделать нормально операцию.

Вот так простой берёзовский парень, начав работать после армии в патрульно-постовой службе, прошёл путь с первых ступенек милиции до звания майора полиции, став начальником дежурной части МО МВД России «Берёзовский».

- Что пожелать коллегам в преддверии нашего профессионального праздника? - задумывается Вячеслав Злобин. - Даже не знаю. Хотя нет… Пожалуй, пожелаю поменьше работы и плохих сообщений в дежурную часть.

По информации МО МВД России «Березовский»

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России